Спос на редкие металлы растет

Развитие высоко-технологичных отраслей в мире подстегивает спрос на редкие металлы. Но в период роста котировок на цветные и драгоценные, это мало кого интересовало. Хотя «ДН» не раз рассказывала о проблемах сектора.

Разве что были планы обосноваться на рынке рения, осмия да превратить Курчатов в город высоких наукоемких технологий. Однако после недавнего решения Китая ввести ограничения на экспорт, в США и Японии заговорили о необходимости диверсификации поставок. В Казахстане давно говорят о потенциале редкоземельной индустрии, но что будет сделано нового, и главное, доведено до мировых рынков, пока сложно судить.

Не должен Джакишев быть там, куда его заперли теперь, не сделал он зла своей стране, какое делают и более преуспевающие граждане…

Вопросы развития редкометальной отрасли обсуждались правительством РК и в прежние годы. Принимались решения, которые в основном касались республиканского госпредприятия «Жезказганредмет». В прежние годы ученые Института металлургии и обогащения работали над технологиями извлечения рения и осмия, а в 90-е с их помощью было создано производство редких металлов из отходов медеплавильного производства. После этого, несмотря на то что редкие металлы относят к разряду стратегических запасов государства, начались «перипетии» вокруг предприятия. Новое производство не могли «поделить» разные структуры.

Уже не раз говорилось о том, что в недрах Казахстана содержится вся таблица Менделеева, мол, берите, господа инвесторы, извлекайте. Но поскольку казахстанские руды сложные по составу и содержанию элементов в них, то мало кто хотел заниматься редкометальной индустрией. Тем более что и технологии извлечения попутных металлов, содержащихся в руде в мизерных количествах, достаточно сложны, без местных институтов здешние руды сложно изучить, а поддерживать заказами НИИ никто не хочет. Возможно, никто бы и не задумался об использовании отечественного потенциала, если бы решение китайских властей не получило мировой резонанс.

Китайский резонанс

Напомним, что США, Япония, являющиеся основными потребителями редкометальной продукции, заговорили о необходимости диверсификации поставок, после того как китайские власти вознамерились усилить контроль в редкоземельной промышленности. Особенно в отношении ее влияния на окружающую среду, что приведет к дальнейшему увеличению стоимости редкоземельных металлов. Как сообщают мировые информагентства со ссылкой на мнение представителей отрасли, китайские власти ужесточат стандарты по загрязнению окружающей среды для предприятий, занятых добычей редкоземельных.

Решение Поднебесной истолковано как желание поднять цены на редкоземельные металлы. Вместе с тем японские компании связывают это с территориальным спором из-за островов в Восточно-Китайском море. Госсекретарь США Хилари Клинтон заявила, что Австралия и США должны принять меры, чтобы гарантировать поставки, хотя китайские официальные лица заверили, что КНР остается надежным поставщиком. Большинство мировых производителей, включая США, Японию и Европу, в свое время отказались от собственного производства редкоземельных в пользу дешевых китайских. Эксперты также отмечают, что политика КНР, направленная на ужесточение экологических требований, вынудит правительство к закрытию мелких предприятий, с ежегодной мощностью менее 7200 т.

Кроме того, что на долю Поднебесной приходится 95% мировых поставок редкоземельных, по производству золота КНР является мировым лидером. Годовой объем добычи — более 330 тонн. Политика в отношении редких, по оценке некоторых экспертов, более рациональная, чем, например, в Казахстане. Свой золотой запас, достигший в 2009 г. 1054 т за счет госзакупок металла в стране, КНР решила увеличить в текущем году на 450 тонн, что также сказалось ростом котировок. Казахстан занимает 8-е место по запасам золота после Китая, а по объемам производства входит в двадцатку. По количеству золота в хранилищах КНР обошла Швейцарию, располагавшую в начале 2009 г. 1040 т.

Бумаги и металлы

По оценкам экспертов, создавая запасы драгоценных и редких металлов, КНР пытается регулировать курс национальной валюты. И такая оценка кажется вполне уместной на фоне заявления президента ВБ Роберта Зеллика на этой неделе в интервью FT об актуальности введения мировой резервной валюты, обеспеченной золотом. По словам главы Всемирного банка, в рамках реформы мирового валютного рынка лидеры стран G-20 на саммите в эти выходные в Сеуле должны обсудить возможность «принятия золота за международный стандарт, на который будет ориентироваться рынок при прогнозировании инфляции, дефляции и движения валют».
Напомним, что существующая валютная система, закрепленная Бреттон-Вудским соглашением в 1971 г., была принята после решения президента США Никсона разорвать связь между золотом и долларом. Президент ВБ также отмечает, что в возврате к взаимосвязи между объемом золотых запасов и курсом валюты нет ничего радикального: «эта мера вполне реальна и имеет практический смысл». По его словам, «скорее всего, участниками новой системы станут доллар, евро, иена, фунт и юань, который движется к глобализации и открытости денежных потоков».

Глава Национального банка на этой неделе также заявил о возможном возвращении к «золотому стандарту». Очевидно, что это потребует изменения отношения к формированию золотого запаса страны, о чем «ДН» ранее не раз писала, когда котировки стали подниматься с прежних $280 за тройскую унцию, достигнув $400. Сегодня, когда золотые котировки зашкаливают за отметку в $1400, а золоторудные активы находятся в руках частных владельцев из разных стран, говорить о резком наращивании золотого запаса не приходится.

Напомним, что Нацбанк РК отказался от закупки золота у производителей из-за НДС на фоне роста биржевых котировок. Что также говорит о невыгодной для страны сложившейся системе недропользования в части производства и реализации драгметаллов. Казахстан скупал доллары, чтобы поддерживать курс этой валюты. Теперь же, если «золотой стандарт» будет введен, трудно сказать, стоит ли наращивать запас. Или сделать ставку на редкие металлы?

Профессор Института металлургии и обогащения МОН РК Зейнеш Абишева в беседе с корреспондентом «ДН» отметила, что по редкоземельным Казахстан имеет большие перспективы. Есть также будущее у России и Эстонии. По ее мнению, необходимость диверсификации поставок открывает вход на рынок и для других игроков. Ученый также отметила, что государство заботится о развитии редкометальной индустрии, но в сложившейся ситуации, когда производство находится у частных компаний, каналы проведения госполитики в отношении стратегических важных запасов должны совершенствоваться. В Казахстане частные компании действуют как международные игроки, которые ищут то, что им выгодно. Есть спрос на определенный металл — работают, нет — останавливают или сокращают производство.

Раньше от металлургических комбинатов требовалась комплексная переработка руд, т.е. возможное по технологии, максимальное извлечение всех ценных компонентов из добываемого сырья. В период снижения спроса ГМК могли накапливать извлекаемый металл в ожидании роста спроса. Сегодня государство могло бы создавать запасы, выкупая отходы и концентраты, содержащие ценные металлы у предприятий. Нужны также меры, стимулирующие к более ответственной разработке месторождений, комплексному использованию сырья. Такая политика побуждает к разработке новых технологий по извлечению новых элементов и созданию новой продукции. По мнению профессора, Казахстан по многим редким металлам является единственным производителем, и такая политика была бы оправданной.

Но пока государственная Программа по развитию горно-металлургического комплекса республики находится на стадии рассмотрения в правительстве РК, мы не можем говорить о намеченных планах в этом секторе. На запрос «ДН» в госкомпанию «Тау-Кен Самрук» о планах создания дочерней структуры по редким металлам нам ответили, что такой структуры еще нет. Но компания ставит задачу повышения комплексного использования сырья и использования новых технологий переработки такого сырья.

В Комитете промышленности Министерства индустрии и новых технологий РК «ДН» пояснили, что редкоземельное производство будет создаваться на базе АО «Казатомпром». Хотя в данном случае можно говорить лишь о части металлов, содержащихся в урановом сырье. Другими направлениями, то есть попутными металлами, содержащимися в медных, цинковых и других рудах, судя по словам зампредседателя комитета Ержана Карибаева, будут заниматься производители основных металлов: Kazzink, Kazakhmys, ENRC и т.д. На наш вопрос он также пояснил, что Иртышский ХМЗ находится на реабилитации из-за отсутствия сырья, который завод получал из России. Добыча и переработка вольфрамовых и молибденовых руд на Акшатауском ГОКе экономически не выгодна для инвесторов. Что же касается УК СЦК, то в Усть-Каменогорске планируется ввод в эксплуатацию медеплавильного завода, где из коллективных концентратов будет извлекаться 12 элементов.

Миражи и реалии

Как уже известно, Казахстан по производству урана вышел на первое место в мире. НАК «Казатомпром», которая выпускала 3 тыс тонн, довела за последние 5-6 лет объемы производства до 15 тыс тонн. И если раньше страна стремилась к этой планке, чтобы захватив позиции на рынке сырья, войти в сферу высоких переделов и готовой продукции, то сегодняшняя стратегия, по мнению экспертов, остается пока неясной. Добыча продолжает увеличиваться, а остальное пока в намерениях.

Помнится, в 2003 или 2004 году, после одной из конференций, на которой выступал прежний глава госкомпании Мухтар Джакишев с амбициозными планами, автор этих строк написала статью «Миражи в пустыне». В ней подвергались сомнению планы и смысл пятикратного наращивания добычи сырья. Но миражи стали явью, у ученых появился стимул работать над технологиями, потому что стратегия компании была нацелена на вхождение в совместные проекты выпуска конечной продукции высоких переделов. Были и другие планы…

Оставить комментарий