Сланцевый газ: прорыв или новая глобальная авантюра?

Тема добычи сланцевого газа в заявлениях украинских политиков зачастую выглядит откровенно спекулятивно, а отнюдь не как реальная перспектива. Никто не знает ни объемы сланцевого газа, ни возможности его промышленного использования. Однако на Украине широкое распространение получили мнения о скором начале масштабной добычи сланцевого газа.

Так называемый «позитивный опыт США» по добыче сланцевого газа, на самом деле — «рекламная картина». Впрочем, определенный опыт есть, но отнюдь не позитивный. Современные технологии разработки сланцевого газа представляют собой серьезную угрозу окружающей среде. Именно поэтому, американские штаты пошли навстречу требованиям экологических неправительственных организаций и законсервировали большинство проектов разработки месторождения сланцевого газа, кстати, располагающие запасами в 14 трлн. м3.

Проблема добычи сланцевого газа в последние годы стала одной из центральных. Для многих стран весьма заманчивым выглядит опыт США, которые за несколько лет стремительно нарастили добычу сланцевого газа. «Сланцевая революция» вызвала повышенный интерес у европейских стран, которые увидели для себя возможность снизить зависимость от внешних источников поступления газа и, тем самым, усилить геополитические позиции. Весь комплекс сложных вопросов, связанных с добычей сланцевого газа в США, перспективами его добычи в Европе и трудности, которые встают на пути его добычи рассматривается в книге «Сланцевый газ: факты, оценки, прогнозы», написанной украинскими экспертами. На основании данной работы и подготовлена данная статья.

«Фантастические» запасы…

Для Украины одним из ключевых вопросов выступает поиск альтернативных источников энергии. В качестве одного из таких источников рассматривается сланцевый газ, добыче и использованию которого на Украине придают большое значение. Однако пока все планы украинских властей строятся на данных, которые обнародованы разными экспертами — при том, что залежи сланцевого газа на Украине… еще не разведаны.

Тем не менее, ряд цифр «гуляет» из статьи в статью, подогревая интерес к данной проблеме. Так, в соответствии с заключением Геологического агентства Администрации США, Украина располагает промышленными запасами в 1,5‑2 трлн. м3 сланцевого газа. По оценкам Национального агентства по вопросам обеспечения эффективного использования энергетических ресурсов, запасы сланцевого газа составляют от двух до 32 трлн. м3, а министр экологии и природных ресурсов Украины Николай Злочевский уже говорил о 60 трлн. м3.

В 2009 году готовилось заседание Совета Национальной Безопасности и Обороны (СНБО), посвященное энергетической тематике, перед которым делались запросы во все компетентные учреждения Украины относительно показателей запасов сланцев. Полученные данные отличались на порядки. Запасы сланцевого газа оценивались в диапазоне от 2 трлн. до 30 трлн. м3.

Большой разброс в оценках относительно сланцевого газа на Украине мешает принятию взвешенных решений. Пример здесь подает Польша. Там утверждали, что располагают подтвержденными запасами в 1,3 трлн. м3 сланцевого газа. Однако последние данные польских специалистов говорят о наличии всего лишь 0,15‑0,2 трлн. м3 газа.

…Определили сроки добычи

Действительно, на Украине не проводились геологические исследования, подтверждающие наличие значительных запасов сланцевого газа. Те геологические исследования, которые осуществлялись во времена СССР, не годятся, поскольку технологии добычи, методы оценки запасов изменились. Соответственно, необходимо провести новые исследования, которые бы подтвердили наличие запасов сланцевого газа и экономическую целесообразность его добычи. Все данные, которые есть сегодня — прогнозные. Нет полного понимания, какие промышленные запасы сланцев находятся на территории Украины.

По мнению украинского политолога М. Витебского, обсуждать сейчас запасы сланцевого газа на Украине и перспективы его добычи — исключительно теоретическая дискуссия. На это указывал и директор энергетических программ Центра Разумкова В. Сапрыкин, который отмечал, что на Украине фундаментальных исследований по запасам сланцевого газа не проводилось. «Можно говорить о нескольких триллионах кубических метров — это прогнозные запасы, неподтвержденные. И вообще, добыча этого газа в Европе не проводится. Сейчас, например, Польша предоставила лицензии примерно на 12% собственной территории. То есть, будут проводиться масштабные исследования, и какой будет результат, покажет время», — говорил эксперт.

Между тем, только разведка месторождений может занять порядка 5 лет и еще не менее 5 лет может уйти на организацию производства. При этом реализация подобных проектов требует миллиардных инвестиций. Однако Украина не располагает финансовыми, техническими и кадровыми ресурсами для самостоятельной разработки своих недр. Хотя, как отмечал директор института геологических наук НАН Украины П. Гожик, Украина имеет собственные резервы для проведения необходимых геологоразведочных работ. «У нас есть «Чернигов-, «Полтава-, Львовнефтегазгеология», которым можно дать задание на самых перспективных участках, где есть черносланцевые породы, пробурить разведывательные скважины, изучить всю геофизику этих пород — коллекторы, структуру, сделать один — два гидроразрыва, получить предварительно хотя бы один или два результата и понять, чего мы можем ожидать от этого сланцевого газа, чтобы было ясно, что предлагать инвестору».

Завышенные ожидания

Несмотря на отсутствие исследований запасов сланцевого газа, на Украине строят амбициозные планы относительно того, насколько его добыча может снизить объемы закупки импортного газа. Эксперт по энергетическим вопросам А. Нарбут считал, что первый кубометр украинского сланцевого газа может быть добыт через 2 года после начала разработок конкретной площади. «Хотя промышленные объемы, даже с привлечением таких компаний, как Chevron, Shell, могут быть получены не раньше, чем через 6 или 7 лет», — прогнозировал эксперт.

По оценкам министра топлива и энергетики Украины Ю. Бойко, уже через 7‑10 лет Украина настолько разовьет добычу сланцевого газа и угольного метана на своей территории, что начнет экспорт энергоносителей за границу. «По оценкам консалтинговых компаний, мы превратимся в экспортеров газа. Наша ГТС будет качать газ в направлении, которое будет востребовано», — отмечал Ю. Бойко. Министр также считал, что уже через год — два страна будет добывать 1 млрд., а через два года — по 2 млрд. м3 сланцевого газа в год.

Вполне реалистичными назвал эти заявления эксперт по энергетическим вопросам В. Землянский. «Это реальный прогноз. Особенно объективно прописаны сроки, учитывая, что многие экспертные оценки сводятся к тому, что при активной разработке сланцевых месторождений в течение 7‑10 лет мы сможем выйти на достаточно высокую промышленную добычу», — отметил В. Землянский. По его словам, для Украины это вопрос только в затратах и привлечении инвесторов. «То есть, самое главное здесь — создать благоприятные условия для привлечения на Украину инвесторов к разработке сланцевых месторождений», — уверен эксперт.

Если самые оптимистические оценки украинских запасов окажутся верными, а будущая добыча — экономически выгодной, то очевидно, что это не приведет к появлению на газовом рынке Украины значительных объемов сланцевого газа, даже через 5‑7 лет. Тем более в называемых объемах — 7‑10 млрд. м3. Хотя, министр экологии и природных ресурсов Украины Николай Злочевский прогнозировал, что к 2020 году добыча сланцевого газа достигнет 10 млрд. м3.

Никто не знает ни объемы сланцевого газа, ни возможности его промышленного использования. Однако на Украине широкое распространение получили мнения о скором начале масштабной добычи сланцевого газа на уровне 15‑20 млрд. м3 в год.

Другого мнения придерживается заместитель директора научно-технического центра (НТЦ) «Психея» Г. Рябцев. Он считает, что «при непрерывном финансировании в размере не менее 1 млрд. долл. в год, первый украинский кубометр сланцевого газа может быть добыт не ранее 2019 года». Более того, по его данным, инвестиции, необходимые для наращивания объемов добычи 10 млрд. м3 нетрадиционного газа, оцениваются в 10 млрд. долл. Такой финансовый фундамент способен укрепить позиции традиционной газодобычи. В тоже время Г. Рябцев обращает внимание, что для получения тех же 10 млрд. м3 нетрадиционного газа в год необходимо пробурить 3 тыс. скважин на территории около 1 тыс. га, потратить 80 млн. м3 воды, 5 млн. м3 различных химических веществ и сделать около 8,5 млн. ходок большегрузного автотранспорта.

Оптимизм заслонил трудности

Много дискуссий идет на Украине в отношении себестоимости сланцевого газа. Эталоном, хотя и сомнительным, является опыт США, где себестоимость добычи сланцевого газа составляет 100—150 долл. за тыс. м3. Хотя в последние годы эти данные были поставлены под сомнение, как сильно завышенные.

В соответствии с приводимыми расчетами, учитывая экономику добычи, долгосрочная разработка сланцевого газа будет рентабельной при его себестоимости в 140‑210 долл. за тысячу м3 и стабильно высоких ценах на традиционный газ, поскольку она требует значительных капитальных вложений в течение всего проекта, постоянного увеличения количества скважин и гидроразрывов пластов. Между тем, по самым оптимистичным оценкам, точка безубыточности его добычи в Европе будет достигаться при цене традиционного топлива 214 долл. в Венгрии и 360 долл. за тысячу м3 в Польше. Кроме того, начало добычи сланцевого газа на Украине может быть отодвинуто на неопределенный срок вследствие больших глубин (в среднем в 2‑3 раза глубже, чем в США) и значительных площадей залегания — до 12 тыс. км2.

Добыча сланцевого газа сопряжена с рядом проблем. Данный процесс предполагает постоянное горизонтальное бурение. То есть, необходимы территории и постоянный гидроразрыв пласта, а, значит, большое количество воды. Следовательно, первый вопрос — решение проблемы обеспечения процесса газодобычи водными ресурсами. Вторая проблема напрямую связана с горизонтальным бурением, предполагающим использование значительных площадей. Огромные территории будут отведены под разбуривание, потому что бурить надо будет не вглубь, а вширь. Третья проблема неразрывно связана с первыми двумя — экология. В воду нужно добавлять реагенты, которые при условии попадания в грунтовые воды, грозят серьезными последствиями. Сами сервисные компании, осуществляющие гидроразрыв, зачастую формулу этих реагентов не раскрывают.

Все это говорит о том, что в действительности добыча сланцевого газа — это достаточно сложный и дорогой способ. Он требует постоянного и многочисленного бурения. Это связано с тем, что одна скважина работает от нескольких месяцев, до нескольких лет. К тому же на Украине нет необходимого количества буровых установок.

Сланцевый газ в США: красивая картинка

По мнению отраслевых экспертов, имеющийся двадцатилетний американский опыт не так хорош, как его пытаются представить. По своей сути технологии добычи сланцевого газа достаточно традиционны, их особенность заключается в адаптации под специфические условия конкретных месторождений. В частности, согласно заявлению топ-менеджера научно-исследовательской компании Schlumberger из штата Массачусетс, США, П. Кибсгаарда, технологии добычи сланцевого газа, применяемые в США, не обязательно могут быть применены в других частях света — как по финансовым, так и операционно-технологическим соображениям.

Низкая концентрация газа в породе приводит к тому, что пробуренные скважины быстро сокращают свой дебет. К примеру, в среднем скважины, пробуренные на крупнейшем месторождении сланцевого газа Барнетт в Техасе, ко второму году эксплуатации снижали свой дебет на 37%, а к третьему году — на 50% по сравнению с первым годом. Это означает, что вся экономика добычи сланцевого газа должна строиться вокруг постоянного бурения и поддержания эксплуатационных характеристик уже пробуренных скважин.

Потребность в воде для осуществления гидроразрывов также оказывается в несколько раз выше. Из-за большой задействованной площади и большого количества пробуренных скважин, воздействие на окружающую среду тоже оказывается гораздо более сильное.

В самих США после активного рекламного бума в СМИ растет озабоченность относительно негативного воздействия на экологию технологии гидравлического разрушения пластов. Американские штаты пошли навстречу требованиям экологических неправительственных организаций и временно законсервировали большинство проектов разработки месторождения сланцевого газа «Марселус». Этот крупнейший в США газоносный район, располагающий запасами в 14 трлн. м3, расположен на территории Вирджинии, Западной Вирджинии, Мэриленда, Нью-Джерси, Нью-Йорка, Огайо и Пенсильвании.

Первыми мораторий на извлечение газа из сланцев ввели власти штата Нью-Йорк. Произошло это в конце 2010 года. Причиной послужили предупреждения экспертов о небезопасности технологии гидролизной добычи (предполагает закачку в каменно-сланцевую породу больших объемов воды с добавлением в нее специальных химических присадок).

Сработал главный довод защитников природы: после отработки опасные химикаты, в числе которых есть даже радиоактивные изотопы, могут вместе с жидкостью проникнуть в подземные пласты. А это чревато загрязнением резервуаров, используемых для снабжения питьевой водой густонаселенного Северо-востока США.

На ряде буровых в Пенсильвании действительно обнаружили посторонние субстанции в почве, реках и глубинных источниках. Контрольные органы зафиксировали свыше 250 фактов нарушения местных норм, касающихся функционирования очистных сооружений и безопасного хранения отработанных присадок. В итоге, на основании судебных и административных решений деятельность большинства пенсильванских компаний, занятых добычей сланцевого газа, была остановлена.

Как заявил исполнительный директор компании Schlumberger Эндрю Гулд, «пока до 80% используемой в ходе добычи сланцевого газа воды не удается очистить». С этим согласен Вольф Регенер, глава американской компании BNK Petroleum, изучающей перспективы добычи сланцевого газа в Польше и Германии. Он признает необходимость очищать больше воды, что требует использования более безопасных для экологии химикалий и реагентов. «Есть еще пара вопросов, с которыми я бы хотел разобраться», — добавил он, подразумевая методы создания вокруг ствола скважины трещин для выхода газа.

Все это создает существенные экологические проблемы. В частности, отсутствуют необходимые мощности для очистки всех объемов использованной воды. Даже очищенный буровой раствор способен отравить грунтовые воды, тем более что из скважин поднимается только треть использованной воды. Из сланцевых пластов будут подняты на поверхность бензол, мышьяк и радиоактивные материалы. Впрочем, экология рассматривается многими как аргумент в борьбе собственников земли с арендаторами — буровыми компаниями за перераспределение рентных доходов.

Сланцевый газ на Украине: политический подтекст

Даже в том случае, если Украине удастся привлечь к разработке месторождений иностранные нефтегазовые компании, добыча сланцевого газа в ближайшие годы не позволит существенно уменьшить импорт топлива из России.

Тема добычи сланцевого газа в заявлениях украинских политиков зачастую выглядит откровенно спекулятивно, а отнюдь не как реальная перспектива. Стоит согласиться с мнением экс-министра топлива и энергетики М. Плачкова, что сланцевый газ — это заявление ради заявлений. Потенциал большой, но это должна быть очень серьезная технология, привлечены специалисты. Это целая отрасль, которой сегодня на Украине нет. Тут так просто не пробуришь и не начнешь добывать сланцевый газ. Это более отдаленная перспектива. В результате добыча сланцевого газа на Украине вряд ли может снять остроту энергетических проблем страны, и в силу этого не может рассматриваться в качестве стратегической альтернативы развитию энергосберегающих технологий и поиску альтернативных источников энергии.

То же самое можно сказать и о сжиженном газе, которым Украину обещают «завалить» в противовес углеводородному сырью, поступающему из России, но почему-то об этом идет речь только в канун переговоров по цене на российский газ.

Возникает ощущение того, что газ из альтернативных источников используется украинской властью, в основном, как дополнительный аргумент в бесконечных «газовых» препирательствах с Россией. Роман Беседовский — управляющий фондом «Финам Нефтегаз» — утверждает, что для Украины сланцевый газ — «пока только теория, красивое слово, которое украинские политики выбрали для ведения дискуссии с Россией». По его оценкам, заявления украинской стороны о том, что в ближайшие несколько лет страна сможет самостоятельно обеспечить около 80% собственных потребностей в газе, слабо соотносятся с действительностью. «В лучшем случае, в перспективе ближайших лет Украине удастся обеспечить свои потребности процентов на 20.

Это говорит о том, что перспективы добычи сланцевого газа туманны, а выгоды от этого предприятия являются неясными. Это должно подталкивать Украину к повышению количества добываемого «обычного» газа. Сегодня шельф Азовского и Черного морей практически не использован. Оттуда добыто 4‑7% от существующих там ресурсов.

Таким образом, «сланцевая» риторика Киева довольно успешно выполняет роль дополнительного аргумента в переговорах с Россией. Эксперты считают, что информация о подписании соглашений с западными компаниями является элементом давления на Россию с целью добиться от нее пересмотра цены на газ, которую официальный Киев считает несправедливой.

Неясные перспективы

В итоге, не все зарубежные эксперты положительно оценивают перспективы сланцевого газа на Украине. По мнению заместителя директора Американского Института на Украине Д. Джатраса, коммерческие перспективы добычи сланцевого газа на Украине весьма сомнительны: при нынешних условиях она просто нерентабельна. Кроме того, по его словам, применяемая при добыче сланцевого газа технология гидроразрыва пластов экологически крайне небезопасна».

Помимо экологических аспектов, связанных с добычей сланцевого газа, на Украине существуют другие вопросы, требующие своего разрешения. Например, земельное законодательство. По словам редактора специализированного журнала NewsBase Е. Рида, «важную роль играет земельное законодательство. В США если вы владеете землей, где что-либо добывается, компании вам за это что-то платят. В Европе это иначе. Залежами там владеет государство. Если Вы фермер в Британии, Германии или Польше, то все, что из-под вашей земли добудут, будет собственностью государства. Таким образом, люди не будут заинтересованы в том, чтобы в их огороде что-то добывали. Думаю, это основная проблема». На Украине эти вопросы требуют тщательной проработки, в контексте проведения земельной реформы и перспективы начала функционирования рынка земли.

Все это свидетельствует о том, что оснований для радужных прогнозов пока нет, поскольку на Украине нет достоверной информации о запасах сланцевого газа, как нет технологий по его добыче. Как заявил заведующий кафедрой геологии и разведки нефтяных и газовых месторождений Ивано-Франковского Национального технического университета нефти и газа Б. Маевский, «в Государственном балансе запасов полезных ископаемых запасы газа, связанные с горючими сланцами, не опубликовывались. Поэтому детальной информации нет ни в Украинском государственном геологоразведывательном институте, ни в Институте геологии и геохимии горючих полезных ископаемых НАН Украины.

Таким образом, говорить о конкретных планах по разработке месторождений можно будет лишь после того, как будут получены ответы на вопросы о себестоимости добычи и соблюдения экологических норм. В настоящее время, идеи добычи сланцевого газа выступают в качестве инструмента продвижения США своих интересов, нежели реальная перспектива повышения энергетической независимости Украиной.

Оставить комментарий